Методист ЦПМФ «Рубин» Эфрен Петейро: Было бы ошибкой ехать в Россию и тренировать здесь так же, как в Испании

28 июня 2014 Футбол, Рубин 0
Методист ЦПМФ «Рубин» Эфрен Петейро: Было бы ошибкой ехать в Россию и тренировать здесь так же, как в Испании

Корреспондент спортивной редакции KazanFirst пообщался с Эфреном Петейро, методистом Центра подготовки молодых футболистов «Рубина», который вот уже два года делится с нашими детскими тренерами опытом и наработками их испанских коллег. Говорили, понятно, больше о детском футболе и о его специфике в России.

 

У «Рубина» огромные ресурсы

Эфрен Петейро, 28-летний испанский детский тренер-методист «Рубина», получивший лицензию на факультете физвоспитания университета Валенсии, еще в апреле обещал интервью нашему изданию, но мы договорились встретиться только после того, как решится вопрос о его дальнейшем сотрудничестве с клубом. Недавно это произошло: Петейро, уже два года работающий в Казани, остается здесь еще, как минимум, на год.

– Сначала в Казань приехал работать Рауль (Рианчо, тренер по физподготовке главной команды в 2009-2013 годах ­– прим. ред.), – свою историю приезда в Казань Эфрен начинает издалека. – А после игр с «Барселоной» Бердыев взял курс на испанскую модель, и они с Альбертовичем (экс-руководителем ЦПМФ Иваном Данильянцем, – прим. ред.) стали подыскивать специалистов с той же философией и взглядами на футбол, что и у них самих, которые могли бы заняться подготовкой резерва. Алекса и Серхио они нашли по рекомендации Рауля: когда в 2011 году второй раз приезжали играть в «Барселону», встретились с ними. Серхио и Алекс понравились Альбертовичу и Бекиичу, их пригласили в Казань на мастер-класс.

Весь май Серхио Наварро и Алекс Пайарес, земляки и коллеги Петейро,  работали в школе «Рубина», делали тренировки для детей от 8 до 18 лет. Потом подписали контракт.

– Когда Алекс пошел на повышение в дубль, а Серхио – в основу, на их место надо было брать людей, - продолжает Эфрен. – Мы с Серхио работали вместе пять лет, и он рекомендовал меня в «Рубин». Я тогда работал в «Вильяреале», но поехал в Казань и подписал контракт. А через два месяца приехал Эду (напарник Эфрена, сегодня – второй методист ЦПМФ «Рубин» – прим. ред.)

– Ваши первые впечатления, когда вы приехали в Казань?

– Все было странным, отличным от того, к чему я привык, совсем по-другому. К тому же в мае 2012-го  Казань была не очень – готовилась к Универсиаде: аэропорт не готов, весь город – в ремонте… В центре-то было примерно то, что я и ожидал увидеть, но мы обратили внимание на очень широкие улицы и абсолютно одинаковые советские здания.

 

В «Рубине» я начинал как детский тренер. Первое, что понял: работать придется много. Тренировали совсем по-другому, не так, как я был приучен. И мальчики здешние отличаются от испанских: быстрее реагируют на команды тренера, но, в то же время, менее креативные и менее смелые.

– Что больше всего поразило в клубе?

– Огромные ресурсы «Рубина»: собственный интернат, много игроков, полный контроль над подопечными, вплоть до того, что тренеру известно, во сколько они завтракают и обедают. В Испании все по-другому, в интернате живут только приезжие мальчики, а местные приезжают в клуб только по вечерам, на тренировки. В школе «Рубина» всегда можно найти свободную аудиторию – ты практически в любое время можешь поймать ребенка и  тут же показать ему видео, если захочешь. И город достаточно спортивный, чтобы можно было работать, много футбольных полей.

– В «Вильяреале» похожая инфраструктура?

– «Вильяреал» в этом плане один из лучших клубов Испании. Один спортивный городок у них уже есть, сейчас собираются второй делать. Да и в других клубах подобная инфраструктура есть, но нет полного контроля над ребятами. Есть дети из Вильярреаля, а есть приезжие, которые живут в интернате, по утрам уходят в школу, потом возвращаются. А городские просто появляются по вечерам на тренировке.

– То, что в Казани есть полный контроль над воспитанниками – это хорошо?

– Отлично!

 

Хотим, чтобы мальчики с детсадовских лет принимали решения

 

– Когда вы приехали в Казань, почувствовали, что здесь работают по испанским лекалам?

– Да, у Серхио и Алекса получилось многое изменить в работе школы «Рубина». Тренировки стали непрерывными, без пауз– то, к чему мы стремимся, и чего раньше здесь не было. Упражнения стали более заточенными под игру – мы всегда стараемся давать упражнения, которые можно перенести на игровую ситуацию. В структуре тренировки прослеживался порядок, план занятия четко соблюдался. Но все-таки каждая страна имеет свои традиции, культуру, и я полагаю, что было бы ошибкой ехать в Россию и тренировать здесь так же, как в Испании. Мы приехали сюда со своими идеями, но при этом знаем, в каком клубе находимся. Мы не в «Барселоне». Мы должны адаптироваться к России, Казани и «Рубину», но при этом придерживаться тех идей, с которыми приехали.

– В чем отличие испанской школы футбола от голландской или английской?

– Я заметил, что в Голландии очень большую ставку делают на индивидуальные качества игрока: он должен быть очень техничным. Если говорить об английской школе, то там много ритма, движения, высокий темп игры. Для нас все это тоже важно, но, на наш взгляд, не менее важным является и понимание игры, интерпретация тех или иных игровых ситуаций, видение игрового пространства и умение принять решение. И именно эти качества мы хотим привнести в «Рубин».

– Неужели все это футболистам надо давать с малых лет?

– Мы хотим построить нашу работу так, чтобы даже в детсадовских группах ребятишки принимали решения! Но при этом, конечно же, нужно адаптировать уровень сложности упражнений.

Я видел тренировки детей в школе сербского клуба «Чукарички». Так там занятие – абсолютно оторванная от игры изолированная ситуация, отдельные упражнения, на «физику», координацию, технику. В нашем же понимании все это должно быть вместе: техника, тактика, физические, психологические аспекты – все это взаимосвязано. «Физику» дает темп игры, и если каждую тренировку игроки будут работать со стопроцентной самоотдачей, а ты после занятия будешь видеть, что они действительно больше не могут – вот тебе и «физика».

– И все-таки, какая глобальная задача ставилась перед вами перед подписанием контракта?

– Подготовить игроков в первую команду! Это единственная цель, она намного выше и важнее, чем победа в турнирах. Конечно, мы всегда хотим выигрывать, но главная задача – готовить профессиональных футболистов для «Рубина». Мне никогда не говорили, что нужно обязательно выиграть тот или иной матч, но требование стопроцентной самоотдачи подразумевается на каждой тренировке, на каждом собрании, оно задается каждый день.

 

Когда я приехал, у тренеров совершенно не было амбиций. Сейчас все по-другому


– А как же процесс подготовки детских тренеров? Неужели об этом не говорили?

– Это очень длительный процесс. Только сейчас, после двух лет работы, я начинаю видеть результаты в плане улучшения уровня самого тренера. Еще до нашего с Эду приезда Алекс с Серхио подготовили всю документацию: чего мы хотим добиться, как мы хотим играть. И когда мы с Эду приехали в Казань и увидели, как все это работает, подготовили новую программу. Она не лучше и не хуже той, которую сделали Алекс и Серхио, она – следующий шаг, эволюция того, что было.

Когда я только приехал в «Рубин», обратил внимание на то, что у тренеров совершенно нет амбиций. Я увидел, что они находятся в своей зоне комфорта и ни к чему не стремятся. Как офисные клерки, которые всю жизнь работают в одной фирме и знают, что у них не будет карьерного роста. Сейчас же все совершенно по-другому.

– Например?

– Есть тренеры, которые звонят мне с просьбой о дополнительной, незапланированной консультации. Если во время турнира я говорю о том, что в шесть часов мы соберемся, чтобы обсудить игру, тренеры уже в четыре часа садятся просматривать видео, чтобы быть готовыми к обсуждению. В этом и есть улучшение. Процесс этот был небыстрым, но во время него тренеры увидели, что и команда улучшает свою игру, и они сами, наблюдая за происходящим на поле,  способны видеть и понимать больше, чем  видели и понимали раньше. Если два года назад команды этих тренеров играли против соперников, которые были чуть слабее, то сегодня превосходство «Рубина» очевидно. Сегодня я вижу желание тренеров совершенствоваться, прогрессировать, и доволен этим.

– А наши тренеры вам дают что-то новое?

–  Да, и это самое важное. Моя должность методист, тренеры формально находятся у меня в подчинении, но это не значит, что я у них не могу ничему научиться. Я всегда рассматривал наше сотрудничество как двусторонний процесс. И сейчас все чаще тренеры предлагают какие-то вещи, о которых я бы даже не подумал.

– Логично: это один из результатов двухлетней работы.

– Да. И весь проект рубиновской кантеры смоделирован так, что каждую неделю можно в чем-то улучшиться, стать совершеннее.

– Можно ли сейчас говорить о том, что сейчас в школе «Рубина» собраны кадры, с которыми можно идти дальше?

– Я уже полтора года работаю как методист второго этапа, и тренеры у меня одни и те же. Сейчас с кадрами все стабильно.

Если у тренеров и у школы в целом главная цель – игрок, то у меня как методиста главная цель – тренер. Если я хочу, чтобы информация от меня дошла до игрока в правильной, неискаженной форме, я должен быть уверен, что тренер ее понимает правильно и принимает. Когда тренер не готов к этому, цепочка разрывается, и до игрока информация не доходит.

Вторая часть интервью с Эфреном Петейро будет опубликована в ближайшее время.



Автор: Александр Егоров
Источник: sport.kazanfirst.ru
Фото: Из личного архива Эфрена Петейро

Добавить комментарий

Войти через loginza
Заголовок
Имя
Комментарий