Сочи-2014. Один день из жизни работника Оргкомитета

23 февраля 2014 Сочи-2014 0
Сочи-2014. Один день из жизни работника Оргкомитета

Игры подходят к концу, совсем скоро приезжие менеджеры Олимпиады и волонтеры разъедутся по домам. И будут рассказывать родственникам и друзьям о том, о чем не писали газеты. Спецкор KazanFirst делает это уже сейчас, в его материале – будни тех, кто делает эту Олимпиаду, оставаясь невидимым.

Мой очередной рабочий день на Олимпийских Играх начинается не с будильника, а со звонка волонтера: «Можно поменяться сменами на сегодня с другим волонтером?».

«Я же назначил вам тим-лидеров, скоординируйтесь со своим и решите вопрос», - вскакивая с кровати, возвращаю парня к прямой субординации. Завтракаю, параллельно готовлю в мультиварке ужин. Или завтрак – как получится. Вчера домой попал лишь в 2 часа ночи и сразу рухнул в постель набираться сил. Получилось не очень, но я уже в своей утепленной цветастой форме и с рюкзаком за спиной спешу к станции «Ласточки», которая унесет меня прямиком в горы. Пока топаю до пункта досмотра, телефон не умолкает, любознательные и гиперактивные волонтеры расспрашивают, уточняют, делятся впечатлениями, отпрашиваются. На КПП у станции меня уже узнают секьюрити. В рюкзаке из продуктов только конфеты – единственное, что в итоге все-таки разрешили проносить. Для того, чтобы поощрять волонтеров на объекте. Час в «Ласточке» проносится стремительно в полусонном состоянии и ленивом разглядывании горных пейзажей, к которым уже успел привыкнуть. Не все «функции» добираются на рабочие места в горы от моря, некоторых разместили в окрестностях Красной Поляны, правда, условия проживания далеко не всегда комфортные. Обычно живут по двое, иногда номера санаториев без телевизоров или с деревянными старыми оконными рамами, которые продувает. Некоторые сами снимают жилье у моря – там гораздо дешевле, чем в горах, но приходится дольше ехать на Красную Поляну.



С побережья в горы, также как и я, добираются, например, «функция» прессы и переводчики, а также волонтеры и журналисты. После электрички еще канатная дорога к самому объекту, и вот я у второго КПП. В первые дни режима многие прямо тут, при охране, поглощали продукты, которые заставляли выкинуть. Кому-то удавалось проносить не замеченные сканером яблоки или шоколадки в паспорте. А сейчас волонтеры докладывают, что у секьюрити притупилась бдительность, и удается пронести что-то более серьезное. После вопросов транспорта и жилья в городе, на самом объекте остается главной бытовой заботой питание. Нет, никто не голодает, но иногда хочется перекусить или попить чай в перерывах. По правилам менеджеру положено разовое бесплатное питание, если смена длится 5 часов. В случае длинной смены более 9 часов можно заказать второй «рацион» за свой счет – 250 рублей. На Универсиаде в Казани такого не было. Работникам сразу предлагалось платное питание, от которого большинство отказывалось, предпочитая альтернативные ланчи в кафе поблизости.

В Сочи рабочий день может начинаться в разное время – в 11 часов, 13 или вообще вечером в 17. Все зависит от расписания соревнований и тренировок, а также от сменщика. Впрочем, у некоторых нет напарников, и они отвечают за свою «функцию» на объекте одни, полагаясь лишь на волонтеров.

Сегодняшнее утро у нас начинается со встречи капитанов – Team’s captains meeting (TCM). На этой пресс-конференции лидеры национальных команд делятся впечатлениями от текущих событий на состязаниях. Подобные встречи часто проводятся на всех спортивных объектах. И это еще одно отличие Олимпиады от Универсиады. Синхронный перевод на пресс-конференциях в Сочи – этого тоже не было в Казани. Такой труд очень тяжелый, выучиться на «синхрониста» дорого и непросто. Зато и получают они, пожалуй, больше всех. 40 тысяч рублей за день – совсем неплохо.

После утренних мероприятий мои волонтеры сыплют впечатлениями от соревнований, на которых им удалось побывать. «Есть возможность попробовать получить проходки на тренировку фигуристов», - делюсь информацией от руководителей с нашими добровольцами. «Давайте лучше матчи по хоккею или биатлон с фигуркой», - хором предлагают волонтеры, которые уже стали выборочно относиться к состязаниям.

«На «Лауре» лыжников толком не видно, приходится смотреть на большой монитор, - рассказывает другим российская девушка, которая сейчас учится в Италии. – Мы вчера пораньше оттуда ушли, чтобы потом не выбираться два часа с толпой на подъемниках. А еще там странная микст-зона, темный закуток без света».

Два волонтера из Украины и Латвии приболели и отпросились. Здесь это не редкость – то ли акклиматизация, то ли перепады температур при дороге от моря в горы. В корпусах деревни волонтеров нет wi-fi, и это большой минус. Они не могут принимать по Интернету необходимые для работы файлы, которые я могу скинуть лишь поздним вечером или утром. Приходится как-то выходить из ситуации.

Подходит обеденное время. Идем в столовую. «Рацион» выдается в пластиковых контейнерах. Кормят хорошо и разнообразно, однообразие лишь в одном – во все блюда стараются засунуть грибы. Самое забавное в столовой – это полное отсутствие каких-либо фирменных элементов на продуктах. Например, пакетики с заваркой для чая без брендированных картонных элементов, вместо них к нитке приклеены нейтральные красные. Шоколад в автоматах продается без обертки и с надписью «батончик шоколадный». Попробуй угадай, какой скрывается под такой вывеской. С маркетингом здесь строго, главные спонсоры Олимпиады следят за исполнением условий контрактов. Это касается и одежды, и техники, и автомобилей, которые находятся на территории олимпийских объектов. На всем перечисленном приходится заклеивать брендовые надписи белым скотчем, если это, конечно, не наименование официального спонсора. И в этом еще одна особенность Олимпиады в сравнении с Универсиадой. 

Во второй половине дня уже идет активная подготовка к старту самих соревнований. Это больше всего сказывается, конечно, на спортивной «функции», которая, по сути, и делает состязания. Также немало забот и у «протоколистов», которые готовятся к встрече вип-гостей на объекте. Пожалуй, «спорт» и «протокол» наиболее привилегированные «функции». Также для интернациональной коммуникации важны переводчики. На нашем объекте, например, у двух «функций» руководители иностранцы, с разным уровнем владения русским.

Из посетителей спортивного комплекса особым положением пользуются журналисты. Им и еду можно с собой приносить, и покушать на кофе-брейке в пресс-центре, и получать всю свежую информацию. Хотя сами пресс-центры и микст-зоны в горном кластере весьма своеобразны. Первые оборудованы как тентовые палатки, вторые обычно расположены на финише. Зато в некоторых вопросах к журналистам предъявляются строгие требования. Например, фотографировать имеют право лишь аккредитованные фотокорреспонденты с профессиональными камерами, снимать просто с трибуны на телефон или «мыльницу» запрещено под угрозой лишения аккредитации СМИ.

Примерно такие же запреты введены и для менеджеров оргкомитета. Нельзя снимать Игры на телефон и фотографироваться со спортсменами в микст-зоне, а также ходить на соревнования на трибуны как болельщик в форме сотрудника. За нарушение дисциплины тут уже увольняли, причем как в январе, при подготовке, так и в первые дни самой Олимпиады. С некоторыми расстались в конце января после визита руководителей на объекты – не соответствовали уровню, по мнению начальства.

Во время самих соревнований каждый менеджер и его волонтеры находятся в зоне своей ответственности по распределенным заранее функциям и ролям. После финиша спортсмены идут в микст-зону к журналистам, а затем на допинг-контроль к медикам. По окончании состязаний проходит пресс-конференция. Сегодня соревнования длились до 10 часов вечера, а покинул объект я ближе к полуночи. В половину второго шел к дому и смотрел со стороны на мерцающий разноцветными огнями Олимпийский парк и еще горящий в чаше огромного факела огонь. Мимо проезжали шаттлы, которые прекратят возить сотрудников и болельщиков лишь в 2 часа ночи. На куполе «Большого» из ламп были выложены два флага и итоговый счет последнего матча хоккейных сборных. «Хорошо, если завтра в день закрытия на нашем объекте смогут победить россияне, - думалось мне по пути через мост. Тогда их наградят не на медальной площади, а прямо после финиша, и мы услышим родной гимн».



Автор: Алексей Носов
Источник: sport.kazanfirst.ru

Добавить комментарий

Войти через loginza
Заголовок
Имя
Комментарий